a
b
c
d
FindNews.ru - новости, последние события, хроники.

Дело Лайф-из-Гуд – Гермес — Бест Вей: подсудимые отвергли все обвинения

27 февраля в Приморском районном суде города Санкт-Петербурга началось рассмотрение по существу резонансного уголовного дела №1-504/24, связываемого следствием с компаниями Лайф-из-Гуд, Гермес и кооперативом Бест Вей. На нем государственным обвинителем — прокурором одного из отделов Прокуратуры Санкт-Петербурга Ф.А. Голубевым – было оглашено обвинительное заключение, а обвиняемые и их защитники высказали свое отношение к этому заключению. Ни один из обвиняемых ни по одному из пунктов обвинения не признал себя виновным. В своих выступлениях подсудимые и защитники отвергли все обвинения.

Напомним, обвиняемых по уголовному делу, предварительное расследование которого велось ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, 10. Из них четверо: Анна Высоцкая, Александра Григорьева, Михаил Измайлов и Елена Соловьева, находятся под стражей уже более двух лет, хотя УПК установлен предельный срок содержания под стражей на этапе предварительного расследования – 1,5 года. Альмира Гильберт, Дмитрий Мазанов, Анатолий Наливан, Денис Шишко были арестованы в 2023 году и находятся под арестом более года. Более года под домашним арестом находится Дмитрий Выдрин и под запретом определенных действий – 83-летний Виктор Василенко, отец Романа Василенко, основателя компании Лайф-из-Гуд и кооператива Бест Вей. Меры пресечения всем подсудимым продлены Приморским районным судом еще на полгода, что оспаривается всеми адвокатами подсудимых в Санкт-Петербургском городском суде.

Всем подсудимым предъявлены обвинения как в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и создании финансовой пирамиды (ч. 2 ст. 172.2 УК РФ), так и в организации преступного сообщества (ч. 3 ст. 210 УК РФ). Однако подсудимые, как отмечают их адвокаты, либо технические исполнители, либо, как Виктор Иванович Василенко, родственники руководителей компании.

Так, по словам адвокатов подсудимых, Анна Высоцкая к моменту ареста уже полгода не работала в Лайф-из-Гуд, а до этого занималась организационно-техническим обеспечением конференций, проводимых этой компанией, а также отвечала за информационную часть интернет-сайта; Александра Григорьева была директором одного из вспомогательных юридических лиц фирмы Лайф-из-Гуд; Елена Соловьева работала главным бухгалтером ООО Эксперт – фирмы, занимавшейся юридической проверкой и организацией оценки недвижимости, приобретаемой кооперативом Бест Вей; Михаил Измайлов – индивидуальный предприниматель и рядовой пайщик кооператива Бест Вей; Анатолий Наливан — также индивидуальный предприниматель, пайщик кооператива и уполномоченный пайщиков Бест Вей от крупного региона; Дмитрий Мазанов – ИП и рядовой пайщик; Альмира Гильберт и Дмитрий Выдрин на момент привлечения в качестве обвиняемых не работали.

Оглашенное обвинительное заключение комментирует адвокат Павел Сафонов, защитник Анны Высоцкой, член коллегии адвокатов Первая адвокатская контора Палаты адвокатов Ленинградской области: В уголовном деле говорится о хищении денежных средств в форме якобы невыплаты иностранной инвестиционной компанией „Гермес“ якобы обещанного 30-процентного пассивного дохода, но обвинение строится прежде всего на показаниях лиц, признанных следствием потерпевшими, о том, что они перечисляли денежные средства в наличной форме или в форме перевода на банковские карты неким посредникам для размещения на счете в „Гермесе“. Но моя, например, подзащитная в числе этих посредников не фигурирует, как, насколько я знаю, и большинство других обвиняемых, если не все. Почему они находятся в СИЗО?

По словам Сафонова, никто из потерпевших не указал на Высоцкую как на лицо, причастное к хищению денежных средств или лично получавшее денежные средства от пайщиков. Иных доказательств получения Анной Высоцкой денежных средств от пайщиков в материалах дела также не содержится, – продолжает он.

При этом, подчеркивает адвокат, в уголовном деле в отношении Высоцкой не представлено никаких подтверждений передачи или перевода денежных средств (в деле есть переводы от потерпевших третьим лицам, большая часть из которых не привлечена по делу ни свидетелем, ни соучастником); у части потерпевших есть договоры с Гермесом, но подтверждения получения их денег Гермесом не имеется.

Таким образом, ни одно из лиц, названных потерпевшими, не может утверждать, что их деньги поступили в „Гермес“, а не были присвоены посредниками, которым они эти деньги передали или перевели. Среди этих лиц, повторю, моя подзащитная не значится.

Следствием, уточняет он, не дана правовая оценка действиям лиц, реально получавших денежные средства потерпевших: было ли это результатом заранее согласованных действий так называемого (следствием) преступного сообщества или эксцесс конкретных лиц? Однако при этом оно ничтоже сумняшеся вменяет соответствующий ущерб подсудимым. Почему? Потому что указанные физические лица могли быть причастны к организации деятельности по привлечению денежных средств граждан в форме „финансовой пирамиды“.

Все подсудимые, по его словам, объявляются членами преступного сообщества. Причем признаками преступного сообщества объявляются: сложная внутренняя структура; совместная деятельность для достижения единой цели; получение косвенного дохода участниками в виде заработной платы; возможность объединения с другими группами. Этим критериям отвечает любая сложная организационная структура, например, следственная система МВД. А если говорить серьезно, то преступным то или иное сообщество делает прежде всего преступная деятельность.

В уголовном деле, подчеркивает он, утверждается, что хищения были у десятков тысяч людей, но с заявлениями в правоохранительные органы обратился только 221 гражданин, причем значительная часть – после долгой обработки, хотя у того же Гермеса, по данным следствия, многие десятки тысяч клиентов. У 221 гражданина деньги похитили, а у десятков тысяч „преступное сообщество“ деньги не похищало? – удивляется адвокат. – Так с чьей стороны было хищение: каких лиц, какого сообщества, и было ли оно вообще, или это оговор со стороны группы лиц с определенными мотивами? Следствием это не изучено, точки над „i“ не расставлены – одни предположения.

Кооператив „Бест Вей“ признан гражданским ответчиком по делу, – напоминает Павел Сафонов. – Утверждается, что он был частью холдинга „Лайф-из-Гуд“, но такого холдинга никогда не существовало ни юридически, ни фактически. Кооператив по самой своей юридической природе не может быть частью холдинга. Была компания „Лайф-из-Гуд“, которая выполняла для кооператива определенные задачи по договорам, и компания „Гермес“, с которой у кооператива не было никаких ни финансовых, ни организационных отношений.

Также непонятно, по словам адвоката, почему при установленном следствием ущербе потерпевшим в размере 280 062 819,26 рублей (от вложений в Гермес) арестовываются средства на счетах кооператива на сумму 3,7 млрд рублей. Только потому, что кто-то из потерпевших заявил о наличии морального вреда в 1 млрд рублей?

По словам Сафонова, из 221 граждан, признанных потерпевшими, никто не понес ущерба от деятельности ПК Бест Вей: все указывают, что лишились денежных средств под предлогом инвестиции для получения пассивного дохода в иностранные компании, имеющими в названии Гермес. При этом, отмечает он, обвинительное заключение всеми силами пытается привязать кооператив Бест Вей к уголовному делу.

Например, обвинительное заключение, по словам Сафонова, содержит такие формулировки:

имеются основания полагать, что указанные физические лица являются пайщиками кооператива;

 может свидетельствовать о наличии у ЖК „Бест Вей“ признаков содержания деятельности „финансовой пирамиды“;

указанные обстоятельства могут свидетельствовать о возможном выводе части денежных средств, поступивших на счета кооператива от граждан, через расчетные счета третьих лиц с целью придания правовой обоснованности указанным операциям;

может свидетельствовать о наличии у ЖК „Бест Вей“ признаков содержания деятельности „финансовой пирамиды“, выражающихся в получении вознаграждения (приобретение недвижимого имущества) за счет денежных средств вновь привлеченных вкладчиков (пайщиков).

Могут свидетельствовать, а могут и не свидетельствовать – где же факты и подтверждения?! – вопрошает Павел Сафонов.

В качестве доказательств незаконной деятельности кооператива обвинительное заключение, по словам адвоката Сафонова, ссылается на показания сотрудников Центробанка. Однако, напоминает он, эти сотрудники не специалисты в области кооперативных или жилищных правоотношений. Ранее Банк России сам в своем официальном письме отмечал, что кооператив не является поднадзорной ему организацией. Допрошенные в качестве свидетелей сотрудники ЦБ указывают на наличие признаков „финансовой пирамиды“ в деятельности „Бест Вей“, однако наличие признаков не тождественно тому, что организация является „финансовой пирамидой“. „Финансовой пирамидой“ может признать суд – такого судебного решения нет, – говорит Сафонов.

При этом авторы обвинительного заключения, по его словам, очень вольно обращаются, например, с результатами повторной бухгалтерской экспертизы, назначавшейся самим следствием. Эксперт, — продолжает Павел Сафонов, – делает утверждения, расходящиеся с концепцией обвинения (заключения эксперта №3506/10-1-23, №3507/10-1-23 от 28.11.2023), которые не приводятся в обвинительном заключении: „Процент соотношения денежных средств, перечисленных юридическим лицам, физическим лицам и индивидуальным предпринимателям (за исключением денежных средств, перечисленных на приобретение недвижимости), к общему объему поступивших денежных средств на расчетные счета ПК „Бест Вей“ за период с 10.04.2016 по 15.02.2022 составляет 20%, а при условии, если следствием будет доказано, что денежные средства в общей сумме 79 778 641,00 рублей, перечисленные с аккредитивных счетов ПАО „Сбербанк“, были списаны на приобретение недвижимости, составит 19%“. Таким образом, только 19—20 процентов от всех привлеченных средств шли на организационные нужды, а не на приобретение недвижимости для пайщиков, а этом 80—81% средств шли на приобретение недвижимости для пайщиков.

При этом, подчеркивает адвокат Сафонов, экспертиза не разделяет средства членов кооператива на паевые, вступительные и членские, из которых для приобретения недвижимости предназначались только паевые взносы, а остальные шли непосредственно на организацию и содержание деятельности кооператива. При расчете средств, затраченных на приобретение жилья, исходя из паевых взносов, процент средств, затраченных на приобретение недвижимости для пайщиков кооператива, будет значительно выше и приближаться к 100%, – говорит он.

К тому же следствие, по словам Сафонова, необоснованно квалифицирует распоряжение денежными средствами кооператива, не направленными на приобретение жилья, как присвоение, хотя в действительности это были необходимые затраты на организацию деятельности кооператива, что подтверждается договорами кооператива.

Обвинительное заключение содержит и явно абсурдные формулировки, – добавляет Павел Сафонов. – Например, Анне Высоцкой инкриминируется то, что она: „в головном подразделении генерировала и после передавала организатору сообщества Василенко Р.В. похищенные у граждан наличные денежные средства“. Что это значит? Создавала денежные средства, потом их похищала у самой себя и передавала Роману Василенко?

Все представленное обвинительное заключение абсурдно и бездоказательно, что и было заявлено подсудимыми и их защитниками суду, – резюмирует адвокат Сафонов.

Утро.ру готово предоставить слово для комментария Прокуратуре Санкт-Петербурга, сотрудник которой выступает государственным обвинителем по данному уголовному делу.

Общество - другие новости