a
b
c
d

«Трусова должна дать мне совет»: в чем признался друг Медведевой Нам Нгуен

Канадский фигурист Нам Нгуен выдал лучший старт сезона в карьере и покорил фанатов в образе рокового красавчика на этапе Гран-при в Москве. В интервью «Газете.Ru» Нгуен рассказал о совместных ужинах с Евгенией Медведевой, как ему удалось выдать великолепный прокат сразу после Юдзуру Ханю и завоевать главную медаль в жизни, чему хотел бы поучиться у Александры Трусовой, почему в свое время ушел от Брайана Орсера и над чем зрители смеялись во время его выступления в Москве.

Сумасшедший сезон

— Начало этого сезона было великолепным. Вы заняли второе место на Skate Canada, где уступили только Юдзуру Ханю. Это ваша первая медаль Гран-при за пять лет. Как удалось добиться этого?

— Я стартовал в сезоне на турнире «Небельхорн Трофи». Получилось не очень хорошо, но это нормально — допускать какие-то ошибки в начале сезона (Нам занял четвертое место. — «Газета.Ru»). После этого у нас оставалось две недели до Skate Canada. Мы с командой составили план и начали очень усердно готовиться. Я получал удовольствие от процесса, что помогло мне сохранить необходимую энергию, чтобы выдать две хороших программы на Гран-при. Я действительно горжусь обоими прокатами.

И я очень счастлив, что уехал оттуда с медалью, потому что не думал, что смогу этого добиться. Это даже не приходило мне в голову и стало приятным сюрпризом.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

what. a. dream.

Публикация от Nam Nguyen (@namnamnoodle)

— В произвольной программе вы выступали последним, да еще и после Ханю…

— Многие люди говорят, что это немного пугает. В определенной степени я с ними согласен. Однако я тренировался с Юдзуру и знаю, что такое кататься с ним вместе (Нгуен занимался в одной группе с Ханю под руководством Брайана Орсера с 2012 по 2016 год. — «Газета.Ru»). Я много раз исполнял программы после него на тренировках, так что это не что-то умопомрачительное для меня.

На Skate Canada я впитал энергетику трибун, которая возникла после проката Ханю, и перенес ее в свою программу.

Это был великолепный опыт.

— В России вы тоже выдали многообещающий старт.

— Да, короткая программа получилась отличной.

Я сделал то, что планировал, и получил свой лучший результат в сезоне — это было потрясающе! Честно, я этого не ожидал.

Мы с тренером были безумно счастливы, и трибуны явно тоже. Вообще выступать для российских фанатов фигурного катания — честь для меня, я действительно очень люблю кататься в вашей стране. Да и Москва — невероятно красивый город.

Что еще хотел бы сказать по короткой: было очень забавно кататься под одну и ту же музыку аж с двумя другими фигуристами (смеется).

Сначала под «Blues for Klook» выступил парень из Азербайджана, потом вышел я, зазвучала та же самая музыка, и трибуны засмеялись.

Я понимаю их реакцию — слишком много «Blues for Klook» в мужском катании. А потом еще и Александр Самарин выступал под эту композицию, так что…

Тем не менее я считаю, что все мы проделали неплохую работу и продемонстрировали свой взгляд на эту музыку. Такова особенность фигурного катания: все мы совершаем похожие движения, но благодаря собственному стилю превращаем любое выступление в уникальное.

— Известный российский тренер Татьяна Тарасова, которая комментировала Гран-при в России, особенно выделила дорожку шагов в вашей короткой программе.

— Вау! Это действительно приятно.

Хоть я никогда и не общался с Тарасовой лично, но, конечно, знаю, что это одна из знаковых фигур в истории нашего спорта и что она сделала очень много для фигурного катания в России и в мире. Так что слышать, что ее впечатлила моя дорожка, — это реально приятно.

Однако на тренировках я исполнял эту дорожку еще лучше, чем удалось показать в Москве, где мне поставили второй уровень сложности.

Все-таки на турнире ты нервничаешь, ты взбудоражен, так что это немного зажимает тебя, не так двигаются колени, руки. Тем не менее все это — часть прогресса. Ты допускаешь ошибки, возвращаешься домой, начинаешь работать над ними и добиваешься третьего, а затем и четвертого уровня сложности.

— А если говорить о произвольной программе, то думали ли вы во время проката о возможном попадании в финал? Второе место в Канаде давало очень неплохие шансы на это.

— Немного думал, да... До этого года я ведь никогда не бывал в ситуации, когда реально мог попасть в финал Гран-при. Однако я бы не сказал, что эти мысли полностью захватили меня. Я сосредоточился на том, чтобы просто сделать свою работу, — уже привык справляться с переживаниями.

Я начал с удачного каскада четверной сальхов + тройной тулуп. Это должно было задать тон всей остальной части программы, но, к сожалению, я допустил «бабочку» на сольном четверном сальхове — получилось только два оборота, что стоило мне бронзовой медали.

Честно, меня удивило то, что я не справился с этим прыжком. Четверной сальхов — мой любимый элемент.

Тем не менее я боролся до конца, пытался выступить для публики настолько хорошо, насколько могу, и подарить болельщикам свою энергию.

Конечно, было бы здорово попасть в финал Гран-при в этом сезоне. Но надеюсь, что в следующем у меня все-таки получится.

— Может, вы могли бы включить в произвольную другие четверные прыжки, помимо сальхова?

— Я владею четверным тулупом. Но надо провести еще некоторую работу, чтобы начать постоянно исполнять его в программах и особенно на соревнованиях. Сейчас я буду серьезно работать над этим прыжком и постараюсь добавить его в произвольную.

Что касается других четверных, то, честно говоря, не думаю, что они мне нужны.

Я просто знаю, что попытки вставить больше разных квадов приведут к снижению моей способности представлять программы.

А я действительно хочу показывать судьям и зрителям, что могу быть шоуменом, и дарить им наслаждение от моих прокатов.

Понимаю, что четверные играют важную роль, но нужно соблюдать баланс. Думаю, максимум, который я смогу показать в произвольной программе, — это четверной тулуп и два четверных сальхова.

— В итоге на пьедестале в Москве оказались только россияне — стало ли это для вас сюрпризом?

— Самарин, Алиев и Игнатов потрудились на славу в обеих программах и заслужили быть на подиуме. Я остался под впечатлением от того, что они способны делать.

Так что, с одной стороны, нет ничего удивительного в том, что все три места остались за россиянами. С другой, это действительно впечатляет, потому что показывает, насколько сильное в России в фигурное катание. Лично для меня это что-то невероятное. Я аплодирую ребятам. Их пример вдохновляет.

Хотя я, конечно, был бы рад и сам оказаться на подиуме, если бы не та ошибка на четверном сальхове в произвольной…

— После своего проката вы отправились на трибуну смотреть другие выступления?

— Да, я посмотрел немного первую разминку женщин и полностью — вторую. Это было впечатляюще: в тот момент все увидели, насколько страстно фанаты в России поддерживают родных фигуристов.

Было изумительно наблюдать, как катается Евгения Медведева. Все встали со своих мест и разделили этот невероятный момент вместе с ней.

То же самое произошло на выступлении Александры Трусовой. Ее технический арсенал — это что-то за гранью фантастики. Уверен, она работает очень много и, конечно, обладает необычайным талантом.

Фанаты все это видят, и то, как они поддерживают своих спортсменов, — это очень красиво.

Билась об лед: Медведева выступила в «смирительной рубашке»

В Москве состоялись показательные выступления по итогам этапа Гран-при России по фигурному катанию. «Газета.Ru» — о том, чем удивила... 

Спорт - другие новости